Чем слушают сердцебиение врачи

Чем слушают сердцебиение врачи

Сегодня медики, чтобы поставить диагноз больному, могут прибегнуть к самым разным лабораторным исследованиям и другим вариантам диагностики. К сожалению, еще 100 лет назад у врачей не было и десятой доли тех приборов, которыми они могут воспользоваться сейчас. Однако уже в начале 19 века появилась специальная трубка, чтобы послушать сердце и дыхание больного. Правда, тогда мало кому было известно, как называется «слушалка» у врачей, и понятен принцип ее работы. А ведь этот нехитрый прибор в некоторых случаях помогает доктору точно определить, что именно беспокоит пациента.

История создания

Впервые в 1816 году воспользоваться чем-то похожим на современный фонендоскоп решил французский врач Рене Лаэннек при обследовании одной знатной дамы. Как он позднее вспоминал, из-за возраста, пола и полноты женщины он никак не мог точно поставить диагноз. Простое прикладывание уха к груди не давало никаких результатов. Тогда Лаэннек решил просто свернуть в трубку листы бумаги. Это ему помогло определить у нее сердечную аритмию.

В дальнейшем свернутые листы бумаги заменила трубка, узкая посередине и имеющая расширения с обоих концов. При этом один из них шире и повторяет форму уха. Это позволяет докторам яснее прослушивать шумы в легких и тоны сердца. Стетоскоп — вот как называется «слушалка» у врачей тех времен. Свой же современный вид, как и название, фонендоскоп получил уже ближе к 20 веку. Одним из первых начал использовать его для диагностики выдающийся русский хирург Николай Сергеевич Коротков.

Устройство современного фонендоскопа

Фонендоскоп, фото которого расположено выше, имеет 3 основные части: головку с мембраной, которая и усиливает звуки, звукопроводящую трубку и оливы-наконечники для ушей врача. Главное его достоинство в том, что, в отличие от стетоскопа, он позволяет прослушивать более высокие частоты, что делает его незаменимым в пульмонологии. Однако для более точного диагноза медикам нужно прослушивать и низкочастотные звуки. Поэтому позднее появился прибор, объединяющий свойства обоих устройств. С одной стороны наконечника имеется мембрана, а с другой стороны — нет. Таким образом, правильный ответ на вопрос о том, как называется «слушалка» у врачей, — стетофонендоскоп. Хотя даже сами медики этот термин используют редко, сокращая его до более привычного — фонендоскоп.

Применение стето- и фонендоскопа

Все 3 прибора используются медиками по сей день. В зависимости от ситуации каждый из них позволяет выявить у пациентов различные заболевания. Так, стетоскоп применяется для прослушивания сердцебиения плода. Несмотря на свою простоту, это самый надежный и безопасный способ проверки самочувствия будущего малыша. А вот ни один пульмонолог, терапевт и педиатр не могут обойтись без стетофонендоскопа, так как именно они должны первыми производить диагностику. В кардиологии же широко используется тонометр механический с фонендоскопом, который помогает не только прослушивать тоны сердца, но и измерять кровяное давление.

По сути, для обычного пациента не столь важно знать, как называется «слушалка» у врачей. Главное, что этот нехитрый прибор вот уже 100 лет помогает медикам в их работе. А значит, за это время многие люди смогли получить нужное и своевременное лечение. Это гораздо важнее, чем знание любых терминов.

Читайте также:  Можно ли целоваться с ангиной

  • العربية
  • Русский
  • Nederlands
  • Frysk
  • English (US)
  • Polski
  • Türkçe
  • Deutsch
  • Français (France)
  • Español
  • Português (Brasil)
  • إنشاء حساب في فيسبوك
  • تسجيل الدخول
  • Messenger
  • Facebook Lite
  • Watch
  • الأشخاص
  • الصفحات
  • فئات الصفحات
  • الأماكن
  • الألعاب
  • المواقع
  • Marketplace
  • Facebook Pay
  • المجموعات
  • Oculus
  • Portal
  • Instagram
  • محلية
  • حملات جمع التبرعات
  • الخدمات
  • حول فيسبوك
  • إنشاء إعلان
  • إنشاء صفحة
  • المطوّرون
  • الوظائف
  • الخصوصية
  • ملفات تعريف الارتباط
  • Ad Choices
  • الشروط
  • مساعدة
  • الإعدادات
  • سجل النشاطات

Эту историю нам прислала наша подписчица, личная трагедия которой не оставила нас равнодушными. Эта женщина пережила, пожалуй, самое тяжелое горе, которое можно себе представить – смерть собственного ребенка, к тому же, нерожденного. Причем, по мнению как самой женщины, так и сторонних экспертов (врача неонатолога и врача акушера-гинеколога), виной трагедии стали действия (а точнее – бездействие) наших никопольских врачей.
Мы не называем имен (кто в курсе – те знают, а кто не в курсе – личные данные им ни к чему), приводим текст таким, какой он есть.
Цель этой статьи – проинформировать и предостеречь других женщин в похожей ситуации, помочь взять на себя необходимую ответственность и, возможно, спасти жизнь.

«… В конце апреля подходил срок моих родов. Беременность была абсолютно благополучной, ни одной жалобы, все анализы были не то что в пределах нормы – они были отличными, образцово-показательными. Я хорошо себя чувствовала и готовилась стать мамой второй раз. Ничто не предвещало беды, но к сороковой неделе появились показания к тому, чтобы стимулировать роды. На осмотре в 40 недель моя врач-гинеколог рекомендовала срочно сделать УЗИ, т.к. ребенок был крупным, и она предположила маловодие – а это значит, ребенок страдает и может недополучать кислород. Я сделала УЗИ, по результатам которого мне было рекомендовано срочное родоразрешение (маловодие+крупный плод). Сердцебиение плода было нормальным. Приехав с УЗИ к своему врачу, она написала мне направление в роддом с той же рекомендацией.
В хорошем настроении и уверенностью в скорой встрече со своим малышом, я отправилась в приемное отделение никопольского родильного дома.
Там меня приняли спокойно, направление и результаты УЗИ никого не насторожили, и неожиданно меня отправляют в отделение патологии беременности, не желая никаким образом стимулировать родовую деятельность. Послушав сердцебиение плода, врач, принимавшая меня (по полученной мною информации – интерн), сказала, что все в порядке, ждите, утром будет видно. Мне был выдан листок для регистрации шевелений ребенка, и я осталась один на один со своими переживаниями. Был вечер, я ощущала шевеления малыша, все было вроде бы нормально и ночью я уснула в уверенности, что уж завтра то точно стану дважды мамой. Хотя внутри я ощущала это неясное чувство тревоги, но упорно гнала от себя прочь плохие мысли. Ведь врачи сказали – все хорошо, ждем…
Проснувшись утром я не ощущала шевелений ребенка. Почти сразу же как я проснулась, на обход пришла другая врач и начала слушать сердцебиение плода. По ее изменившемуся лицу я поняла, что что-то не так. Она не слышала ничего. Меня срочно отправляют на УЗИ-доплер и там я слышу вердикт: «Остановилось сердечко. Такое бывает».
В шоке и истерике я пытаюсь дойти до палаты, но ноги не слушаются и я просто реву навзрыд, сидя на лестнице, пытаясь осознать весь ужас ситуации. В ответ слышу «Чего ты орешь? Сейчас нам всех рожениц испугаешь». Простите, а как я могла себя вести? Ответить «окей, с кем не бывает»?. Это – моя трагедия, мое личное горе. И я не услышала ни одного слова поддержки, ничего. В приказном порядке меня отправляют … в Днепр. Почему я не могла родить своего уже мертвого ребенка в Никополе? Чтобы не портить статистику.
В Днепре отношение было совсем другим. Спокойные, уравновешенные врачи, отнесшиеся к моему горю как к своему собственному. Поддержка, которой мне так недоставало. Недоумение от бездействия их никопольских коллег. Добрые слова, на которые были так скупы врачи в моем городе…
… После рождения своего долгожданного, но уже неживого мальчика, я долгое время находилась в депрессии, работала с психологом. Получила результаты исследований, которые подтвердили антенатальную (внутриутробную) смерть плода вследствие гипоксии. Только представьте: если бы в день поступления в никопольский роддом мне бы простимулировали роды, или сделали бы кесарево сечение, сейчас я бы не писала эти строки, а кормила грудью своего сына. И мир вокруг не казался бы мне опасным, враждебным и безразличным.
Почему смена, принимавшая меня, не насторожилась, не последовала рекомендациям моего врача, заключению и рекомендациям узиста? Почему меня просто оставили ждать, понимая (а врачи не могли этого не понять, иначе это большой мой вопрос к их компетентности!), что каждый час отсрочки – это риск. У меня никогда не будет ответов, и я полагаю, после консультаций с врачами в Днепре и Киеве, что наши, местные акушеры-гинекологи просто понадеялись на «авось», проявили ту самую халатность, работали «спустя рукава», ожидая непонятно чего… Возможно, если бы я заранее позаботилась о том, чтобы родить в Днепре, Кривом Роге, или Запорожье, — мой ребенок был бы жив.
Я уже никогда не узнаю ответ. Но что я знаю точно: я никогда и никому не порекомендую рожать в Никополе. Если есть возможность, если (тем более!) у вас есть проблемы во время беременности, или развиваются какие-то осложнения и угрожающие состояния на последних неделях – не жалейте денег, времени и сил. Ищите возможности, поезжайте в Днепр, консультируйтесь. Доверяйте своей интуиции, не стесняйтесь спрашивать, настаивать, а иногда – и требовать. Если вы чувствуете, что что-то не так, если вы не уверены – не доверяйтесь слепо, как это сделала я, посчитав, что «они врачи – им лучше знать». Нет, не лучше, не всегда.
Возможно, нам следовало бы больше вкладывать денег не в ремонт помещений роддома, а в «ремонт» знаний в головах врачей? Организовывать для них встречи с более опытными коллегами, отправлять на конференции, мастерские, которые проводятся как в Украине, так и за рубежом? Ведь улучшив условия пребывания внешне, отремонтировав фасад и помещение, персонал, их подход, знания и врачебное чутье остались теми же, что и раньше…
После всего, через что мне довелось пройти, я познакомилась со многими женщинами, которые чуть не потеряли детей, или потеряли их, как я, в нашем никопольском роддоме. Большинство из них не говорят о своей беде. Кто-то пытался доказать вину медперсонала, но их обменные карты и истории болезни почему-то вдруг чудесным образом то исчезали, то оказывались переписанными… Доказать вину врача в Украине сейчас – практически невозможно. Поэтому все, что нам остается – заниматься самообразованием, интересоваться своим здоровьем, делать копии всех своих медицинских документов – дай Бог, не пригодится.
Но предупрежден – значит вооружен.
Хочу пожелать всем молодым мамам и тем, кто готовится ими стать: пусть нам встречаются только доктора – профессионалы своего дела. Пусть все наши дети будут рождены в срок. Пусть они будут здоровы и счастливы. Ведь когда все хорошо у малышей – то все автоматически хорошо и у родителей…»

Читайте также:  Сколько таблеток ношпы можно пить в день

Русский язык постоянно пополняется новыми словами и терминами. Некоторые из них быстро забываются, так и не получив широкого распространения, особенно если предмет, названный новым словом, быстро выходит из обихода. Что касается предмета, который в народе любят называть «слушалкой», то он, пожалуй, вряд ли перестанет использоваться, но вот название его не столь простое и запоминающееся, возможно, поэтому этот медицинский прибор люди предпочитают называть тем словом, которое первое приходит на ум. Но какое всё-таки реальное название у этой незамысловатой штуки? Как называется слушалка у врача?

Итак, современная «слушалка» у врача называется стетофонендоскопом. Есть и более ранние варианты этого незаменимого помощника врача, но они имели другое строение и другие формы. До стетофонендоскопа были стетоскоп и фонендоскоп.

Стетоскоп создал в 1816 году французский врач Рене Лаэннек, основатель научной диагностики (главный труд изобретателя и врача: «De l’auscultation mediate», 1819 год).

Ранее сердце врачи слушали, просто прикладывая ухо к груди пациента. Лаэннек попробовал использовать для этих целей свёрнутые листы бумаги, так он заметил неоспоримые преимущества прослушивания сердечного ритма «не напрямую». Позднее стетоскоп изменялся и усовершенствовался, но принцип и физика стетоскопа остались неизменными.

Фонендоскоп, появившийся позднее, имел натянутую мембрану для усиления звука. Название фонендоскопу дал Николай Сергеевич Коротков.

Сегодня врачи пользуются так называемым стетофонендоскопом, одна его сторона оснащена фонендоскопом с мембраной, а другая – стетоскопом без мембраны.

Вместе со статьёй «Как называется слушалка у врача?» читают:

Ссылка на основную публикацию
Чем разжижать кровь без аспирина
О необходимости разжижения крови для терапии и профилактики многих серьезных заболеваний говорят и пишут очень много. Кроме этого в последнее...
Чем полезен сок красной свеклы для организма
Свекольный сок о пользе и вреде которого пойдет речь в этой статье, особой популярностью пользуется у поклонников здорового образа жизни....
Чем полезна гематогенка
Сладкое и вкусное лакомство – гематоген — знакомо каждому из нас с детства. И пусть этот лекарственный продукт не является...
Чем размягчить бородавку
Здоровье Весной все хотят быть красивыми, резко прибавляется посетителей в косметических салонах. Однако с банальными бородавками к врачам чаще всего...
Adblock detector