Что делать вич инфицированному человеку

Что делать вич инфицированному человеку

Главный городской внештатный специалист по инфекционным бо­лезням Лариса Ковалё­ва рассказала о том, как предотвратить заражение ВИЧ-инфекцией, а в слу­чае беды — прожить с за­болеванием полноценно до преклонного возраста.

— Врач из поликли­ники предложила сдать анализ крови на ВИЧ-инфекцию. Мне 40 лет, живу в семье, в притонах не замечен. Откуда такое внимание к моей персоне? Виктор.

— Заболеваемость ВИЧ в городе не умень­шается. На протяжении последних нескольких лет рост отмечается как раз в группе населения от 35 до 44 лет. Молодёжь заболе­вает реже. Социальный статус заболевших значе­ния не имеет.

Возможно, опираясь на эти данные, врач и пред­ложила вам обследовать­ся. Причин для недоволь­ства я не вижу, ведь об­следование проводится в первую очередь в ваших интересах.

Мне приходится часто общаться с посетителями медицинских учреждений. Заметила, что многие лю­ди вашего возраста счита­ют проблему ВИЧ наду­манной. Говорят, я поря­дочный семьянин, не нар­коман, значит, меня это ни­когда не коснётся. Поверь­те, среди пациентов этой возрастной группы асоци­альных людей мало. Нао­борот, многие имеют до­статочно высокое положе­ние в обществе.

Корр.: И тем не менее люди заболевают…

— Давно известны три основных пути передачи ВИЧ-инфекции: половой, через кровь и от беремен­ной матери ребёнку. В настоящее время пре­валирует половой путь. Он становится причиной до 90% новых случаев за­болевания. Из десяти та­ких человек четыре — это женщины, шесть — муж­чины. Через кровь, как пра­вило, заражаются инъек­ционные наркоманы, ис­пользующие общий «ин­вентарь». Они когда-то и сделали проблему ак­туальной для нашего ре­гиона.

— Какова вероят­ность передачи ВИЧ от матери ребёнку? Как распознать возможный риск? Алёна.

— ВИЧ-положительные мамы узнают о сво­ей болезни, становясь на учёт в женской консульта­ции. Во время беременно­сти они два или более раз сдают соответствующий анализ крови.

Если диагноз под­тверждается, с 14 недель начинаются профилакти­ческие мероприятия. Врач назначает препараты. По­сле родов исключается грудное вскармливание ребёнка. Если рекомен­дации врачей строго вы­полняются, риск передачи болезни от матери ребён­ку сводится к минимуму.

Корр.: Обследование на ВИЧ в нашей стране не является обязатель­ным, проходят его не все. Вы уже упомянули, что беременные женщи­ны анализы сдают. А кто ещё может узнать о сво­ём статусе, не обследу­ясь целенаправленно?

— Анализ на ВИЧ обя­зателен при прохождении военно-врачебной комис­сии для службы в Воору­жённых силах и других силовых ведомствах. Их назначают медицинским и другим работникам, ес­ли в их обязанности вхо­дит контакт с кровью и её компонентами. Забор кро­ви на ВИЧ производится и у пациентов при их под­готовке к оперативным вмешательствам, а также по рекомендациям врачей по итогам обследований.

— Где можно пройти обследование на ВИЧ анонимно? Я имею в виду полную аноним­ность, не требующую за­полнения бланков с кон­тактными данными. Ан­дрей.

— В любом учреж­дении здравоохранения, где имеется кабинет для забора крови: в государ­ственных поликлиниках и больницах, частных меди­цинских центрах.

Специализируется на борьбе с болезнью от­дел профилактики ВИЧ/ СПИД областного цен­тра гигиены, эпидемио­логии и общественного здоровья. Он находится на улице Моисеенко, 49. Об­ратившемуся человеку не нужно предъявлять доку­менты, на бланке указыва­ется пол. Будет присвоен номер, по которому впо­следствии можно узнать результат исследования. Анонимность гарантиру­ется государством.

Получить обезличен­ную консультацию по лю­бым вопросам, связанным с ВИЧ, можно в уже упо­мянутом отделе профи­лактики, а также в инфек­ционном кабинете любой городской поликлини­ки. Ваш разговор со спе­циалистом будет являть­ся предметом врачебной тайны.

— И что следует пред­принять, если опасения подтвердятся?

— Если первый анализ даёт положительный ре­зультат, назначается до­полнительный забор кро­ви, с которой будут про­ведены дополнительные уточняющие тесты. Если они подтвердят получен­ный результат, врач даст консультацию по назна­чению терапии и даль­нейшему нераспростра­нению инфекции среди лиц, с которыми больной контактирует. При жела­нии больной и врач смо­гут эффективно противо­действовать вирусу.

Следующим шагом ста­нет выявление цепочки распространения вируса, последним звеном кото­рой стал наш пациент. Лю­ди из группы риска будут также приглашены на об­следование, при этом вра­чи не раскроют им лич­ность человека, от которо­го получили информацию.

Если подозрения в рас­пространении инфекции сконцентрируются вокруг конкретного лица, оно может быть доставлено в медицинское учрежде­ние с помощью милиции. Речь идёт о случаях, когда в половую связь вступа­ет заведомо больной че­ловек и не предупрежда­ет о своём статусе партнё­ра. У нас предусмотрена за это уголовная ответствен­ность. Установить факт со­крытия статуса легко, ведь каждый больной распи­сывается в ознакомлении с правилами безопасного поведения.

— Был в команди­ровке, хорошо по­гулял. Сейчас некомфор­тно себя чувствую. Хочу сдать анализ крови. По­кажет ли он наличие ви­руса, если прошло всего несколько дней после контакта с незнакомым человеком? Существуют ли внешние признаки за­болевания? Василий.

— При заражении инъ­екционным путём вирус попадает в кровь челове­ка мгновенно. При поло­вом контакте он появляет­ся в крови спустя два-три дня. Но наличие антител можно определить в ла­боратории только спустя три — шесть недель по­сле заражения.

Внешние признаки ВИЧ-инфекции могут отсутствовать долгие го­ды. Человек чувствует себя прекрасно, пока не наступают клинические проявления болезни. За­частую, они появляют­ся уже слишком поздно, когда врачи мало что мо­гут сделать.

— В принципе согла­сен с необходимо­стью обследования, но не хочу в дальнейшем проблем. Я как-то уже об­ратился за консультаци­ей к наркологу, а в ре­зультате потянулся ин­формационный шлейф — сначала стал косо смотреть начальник на работе, потом жена из­влекла из почтового ящика письмо из нарко­диспансера. Пришлось объясняться. Вот и воз­ник вопрос: оно мне нуж­но? Сергей Иванович.

— Убеждена, что регу­лярно обследоваться на ВИЧ должен каждый че­ловек, чтобы знать свой статус. От этого заболева­ния не застрахован никто, какой бы безупречный на его взгляд образ жизни он не вёл. Своевременно по­ставленный диагноз да­ёт возможность вовре­мя начать терапию, кото­рая поможет благополуч­но дожить до старости. Учиться, работать, созда­вать семьи.

Передача информации за пределы лечебного учреждения строжайше запрещена. О положи­тельном статусе инфици­рованного не сообщает­ся ни членам его семьи, ни коллегам. Ответствен­ность за их безопасность ложится на больного.

Ограничения по ви­ду деятельности нала­гаются лишь на тех, кто связан с кровью или её компонентами. ВИЧ-положительный человек может работать инжене­ром, учителем, да хоть в медицине, если его спе­циализация не предпо­лагает непосредственно­го контакта с биологиче­скими жидкостями обра­щающихся за медпомо­щью людей.

К сожалению, некото­рые люди, зная о ВИЧ- инфекции, не принима­ют терапевтические ме­ры. Они до поры до вре­мени чувствуют себя хо­рошо, а ухудшение со­стояния может наступить стремительно. Возмож­ны летальные исходы. По­добные случаи были и в этом году. Нельзя закры­вать глаза на проблему, са­ма собой она не решится.

— Что представляет собой лечение? Ка­кие ограничения оно на­кладывает на привычный уклад жизни? Виктория.

— Больной пожиз­ненно ставится на учёт врача-инфекциониста. Ему назначается медикаментозная терапия. На практике это означает, что придётся пожизненно дважды в день принимать таблетки.

К этому нужно просто привыкнуть и восприни­мать как данность. Люди продолжают работать, за­водят семьи, рожают детей.

При ухудшении само­чувствия возможна го­спитализация по профи­лю, вызвавшему неста­бильное состояние.

— Прочитала в Интернете версию о том, что шумиха вокруг ВИЧ инициирована фармако­логическими компания­ми, наживающимися на несчастных людях. Жур­налисты провели опрос, который показал недове­рие к препаратам. Часть респондентов вообще посчитала их дорогими пустышками. Алла Вла­димировна.

— Эффективность про­тивовирусных препаратов доказана научным путём. Минздрав их тоже не на базаре закупает. С приве­дённым вами утвержде­нием никогда не согласят­ся пациенты, пережившие клинические проявления болезни. У меня такие были, и мы обсуждали с ними затронутый вопрос.

Препараты действи­тельно дорогие, но для белорусов это не имеет значения. Закупка ведёт­ся централизованно Ми­нистерством здравоохра­нения, больным таблетки выдаются бесплатно.

— Что нужно знать, чтобы не стать ми­шенью вируса в быто­вой среде? Алеся.

— Вирус иммунодефи­цита человека нестоек во внешней среде, поэтому в быту подхватить его прак­тически невозможно. Он не передаётся при рукопо­жатиях и поцелуях, при со­вместном использовании постельных принадлежно­стей или одежды. Не пред­ставляют опасности укусы кровососущих насекомых.

Читайте также:  Tnm классификация рака почки

Но чем больше плот­ность вируса в единице объёма крови, тем риск его передачи выше. По­этому важно выполнять все предписания лечаще­го врача. Тем самым па­циент проявляет заботу не только о себе, но и об окружающих его людях.

В обществе у нас сло­жился стереотип, что но­ситель ВИЧ — изгой об­щества, его недостойный член. Установка сформи­ровалась из-за того, что на первом этапе перенос­чиками инфекции были, в основном, наркоманы. Сейчас ситуация измени­лась, пора менять и мыш­ление.

— Случайно узнали о том, что одна из воспитанниц нашего дет­ского сада ВИЧ-инфицирована. Родители бес­покоятся за безопасность своих детей. Наталья.

— Можно только упре­кнуть в неосторожности родителей этой девочки. Зная нетерпимость об­щества, можно было бы и умолчать о статусе сво­его ребёнка. Больше ин­формации неоткуда было просочиться, ведь врачи несут ответственность за разглашение сведений о болезни.

Ограничений для посе­щения детского сада или других общественных мест не существует. Но в вашем случае другие дети могут по наущению род­ственников начать избе­гать общения с девочкой или, ещё хуже, упрекать её во врождённом заболе­вании. Это дополнитель­ная травма. Так что сове­тую им сменить дошколь­ное учреждение, не объяс­няя никому, в том числе работникам образования, побудительные причины.

— В парикмахерских салонах сейчас предлагают уход не только за причёской, но и за бородой. При этом возможны микротрав­мы. Есть ли риск зараже­ния ВИЧ в этих заведе­ниях? Алексей.

— Повторюсь, вирус во внешней среде нестоек. Но если клиентов поток, то теоретическая вероят­ность заражения после ин­фицированного человека есть. Поэтому во всех па­рикмахерских и маникюр­ных салонах предъявля­ются повышенные требо­вания к обработке исполь­зуемого инструмента. За этим следят врачи город­ского центра гигиены и эпидемиологии, проводя­щие внезапные рейды.

Осторожность должны проявлять и сами клиен­ты. Нелишним будет са­мому посмотреть, из ка­кого резервуара и в каком состоянии извлекается инструмент, которым бу­дет работать мастер.

Они живут с вирусом и помогают другим сохранить здоровье и вести полноценную жизнь, несмотря на болезнь

Равные консультанты начали регулярно консультировать в СПИД-центре Новосибирска меньше года назад

Фото: предоставлено Дмитрием Народневым и Таисией Ланюговой

Каждый сотый житель Новосибирской области инфицирован ВИЧ. В последние годы о болезни стали говорить чаще, терапия стала доступнее, но узнать о своём положительном статусе страшно до сих пор. Информации, как дальше жить и как лечиться, мало, а найти что-то полезное сложно. Меньше года назад в Новосибирске начали работать равные консультанты — люди с диагнозом ВИЧ, которые научились жить с заболеванием и сейчас помогают другим. Во Всемирный день борьбы со СПИДом обозреватель НГС Дарья Януш поговорила с двумя равными консультантами о том, как они сами столкнулись с ВИЧ, и в чём нуждаются те, кто только что узнал о своём положительном статусе.

Заразилась в 18 лет от парня

Таисия Ланюгова, 33 года, руководитель пациентской организации «Остров»

Подозрений у меня никаких не было, в 2004 году я училась на первом курсе. Всё было хорошо. Я сдала кровь как донор, кровь проверили, и ко мне пришла участковая медсестра. Она вручила справку с печатью СПИД-центра, я даже не поняла, что это такое. Медсестра так засмущалась, ей хотелось скорее сбежать, поэтому она невнятно наговорила, что у меня есть подозрения на гепатиты и прочее, что нужно к врачу, и я только пятки на лестничной клетке видела.

Тогда о ВИЧ я знала только из телевизора — кто-то умер от СПИДа, картинки страшно худых умирающих людей, что он распространён среди геев. Думала, что это что-то далёкое от меня. Знаю, что заразилась от бывшего парня, в прошлом он употреблял наркотики. Когда я узнала о диагнозе, мы уже не были вместе. Я позвонила сестре посоветоваться, она убедила, что нужно сходить к врачу.

Таисия принимает терапию — благодаря лекарствам она родила здорового сына

Фото: Таисия Ланюгова

Я пересдала кровь, ждала неделю и надеялась, что это ошибка. В то время на учёте стояло очень мало ВИЧ-инфицированных — я была в первой тысяче выявленных в Новосибирске. Очевидно, что их хуже выявляли, и люди были просто не в курсе. Когда диагноз поставили окончательно, думала — вот и всё, зачем дальше жить. Думала, что жить мне осталось 5 лет.

Только спустя год я вновь пришла к врачу с вопросом, а есть ли жизнь дальше. Тогда сложно было кому-то рассказать, дискриминации было больше, чем сейчас. Я сразу выпала из учёбы — зачем учиться, если я умру? Год я была в депрессивном состоянии, выпала из жизни. Сейчас вижу, что клиническая картина инфекции другая, у многих нет этого времени на депрессию и раздумья.

9 лет я не принимала лекарства, такая политика была в стране. Только последние два года в нашем регионе принята стратегия, что человека сразу же надо начинать лечить. До сих пор в стране есть рекомендация Минздрава, которая звучит так: человеку назначают терапию, когда его иммунный статус снижается до критического уровня, когда начинается иммунодефицит, а вируса в крови слишком много. Это достаточно заразный человек, у него СПИД. Когда иммунная система начинает сыпаться, проявляются сопутствующие заболевания, они переходят в хронику. Это отвратительная, ужасная политика.

Когда ВОЗ ввёл стратегию 90–90–90 (90% населения протестировано на ВИЧ, далее 90% состоит на диспансерном учёте и 90% охваченных терапией добились неопределяемой вирусной нагрузки, при реализации стратегии роста новых случаев заражения не будет. — Прим. ред.), страна подписала стратегию, и мы видим за последние годы изменения. К сожалению, у нас есть достаточно много выявленных пациентов, которые ни разу не приходили в СПИД-центр. Они могут и не знать — сдали анализ у венеролога или гинеколога, им могли и не сообщить о результатах, а данные передали в СПИД-центр.

Сейчас в Новосибирской области 43 тысячи выявленных. 8 тысяч из них уже умерли, живых почти 36 тысяч, наблюдаются около 26 тысяч человек. 9 тысяч инфицированных просто не доходят до СПИД-центра. Кто-то не знает, кто-то раздумывает, пока здоровье позволяет, а есть ещё областники, которым сложно приехать. Есть уязвимые группы. Понятно, что среди них есть активные потребители, им не до этого. Протрезвеет, жить захочет — придёт. Я вижу таких каждый день. Все, кто трезвеет, жить хотят. Кто не хочет, они дальше торчат и умирают от передоза.

Зато бывшие наркоманы самые дисциплинированные. Они соблюдают приём таблеток, вовремя приезжают к врачу. Хуже соблюдают режим социально благополучные, которые думали, что это их не касается, которые сейчас себя нормально чувствуют. Если человек начал лечиться в тяжёлом состоянии, он более дисциплинированный. Если человек принимает лекарства и соблюдает режим, то с помощью антиретровирусной терапии он может добиться неопределяемой вирусной нагрузки — не сможет передавать вирус другим.

Выйти из депрессии мне помогла группа поддержки, я долго на неё собиралась. До сих пор этот сервис — основной источник информации для ВИЧ-положительных людей о том, как жить дальше. Врач физически не может с каждым поговорить. Он принимает 40–50 человек за смену, а на один такой разговор нужен час. Врач не может в день сидеть по 50 часов и разговаривать.

Равный консультант — такой же человек с ВИЧ, который прошёл путь принятия диагноза. Он не оценивает и не осуждает, а помогает найти нужную информацию — как работает терапия, почему её нельзя пропускать, почему один партнёр положительный, а другой отрицательный, можно ли родить здорового ребёнка. Женщина с ВИЧ может родить ребёнка и не передать ему вирус — у меня есть сын, он здоров.

Будем честными: адекватной информации о жизни с ВИЧ нет, а всё, что тратится на профилактику, — это страшилки или мотивации сдать тест, а не о том, как жить дальше. Плюс консультанта в СПИД-центре в том, что я могу человеку прямо сейчас адресно помочь: нужно к врачу — записываем на приём, нужен психолог — идём к специалисту, нужна социальная помощь — передаём соцработнику.

Читайте также:  При какой температуре человек умирает от жара

Я вижу результат практически каждый день. 90% людей, с которыми я работала, начинают принимать терапию, они красивые, здоровенькие, заходят и благодарят: «Спасибо тебе, Таисия».

Диагноз Дмитрию поставили 12 лет назад. Сейчас он помогает тем, кто только узнал о болезни

Фото: предоставлено Дмитрием Народневым

Узнал случайно 13 лет назад

Дмитрий Народнев, 31 год, консультант НКО «Гуманитарный проект» и Новосибирского областного наркодиспансера

О своём ВИЧ-статусе я узнал в 2007 году, мне было лет 18–19. Никто не говорил, что с этим можно жить, знал только, что заболевание и что ВИЧ бывает лишь у наркоманов и проституток. На тот момент я был активным потребителем наркотиков, не всегда была возможность использовать стерильную иглу. Узнал я случайно. Приятелю после тяжёлой операции нужна была кровь. Я первый раз сдал, второй раз пришёл, когда узнал, что за донорство можно получить вознаграждение. На моей карточке красными буквами было написано ВИЧ, мне сказали: «Сюда больше не приходи, тебе нужно ехать на Широкую».

Первые мысли — это начало конца, полный шок, растерянность, не с кем поговорить. Первое, что пришло в голову, — поехать к тем людям, с которыми я употреблял. Первому признался своему соигольнику, описал ему ситуацию. А он: «Да, Диман, не гони, всё это фигня, ВИЧ нет». И укололся моей иголкой.

Долго не придавал значения диагнозу, продолжал жить обычной жизнью, ведь никаких проявлений болезни не было. В 2014-м я решил прекратить употреблять вещества, поехал в реабилитационный центр. Мне хотелось жить, я понял, что от наркотиков умру. Я прошёл реабилитацию, стал работать консультантом по химической зависимости. Постепенно я начал принимать медикаменты, стал внимательнее относиться к здоровью.

В один из периодов мне помогли, поэтому я чувствовал, что у меня тоже есть возможность помочь кому-то. Принцип «равный — равному» предполагает, что люди доверяют друг другу, они слушают. Встречаются люди, которые отрицают ВИЧ, но нужно распределять свои силы на тех, кому действительно можно помочь.

За 12 лет сильно изменилось отношение к людям с ВИЧ, появилась достоверная информация. Люди с ВИЧ не одиноки, есть группы взаимопомощи. Если человек сегодня ищет поддержку, то он её найдёт. Если бы я сегодня узнал о диагнозе, то сразу бы начал принимать терапию. Тогда же никому не хотелось об этом говорить. Было стыдно и страшно. Мне никто не объяснил, что с этим можно жить полноценной жизнью. Сегодня такая жизнь доступна всем.

За неделю я консультирую больше 200 человек. На моём счету не один человек, которого я буквально за руку привёл в СПИД-центр, и сегодня все они принимают медикаменты.

Равные консультанты — это звено стратегии 90–90–90, лишь вместе мы сможем победить. Мы не убеждаем людей принимать лекарства. Задача равного консультанта дать информацию, а человек сам выбирает, что делать со своим здоровьем. Я не придаю значимости, что это моё достижение, но мне нравится понимать, что мир благодаря консультантам становится чуточку добрее.

Вы живете с ВИЧ? И готовы рассказать свою историю другим (возможно, анонимно)? Свяжитесь с редакцией НГС по WhatsApp, Viber, Telegram, привязанным к номеру . Ваша история может спасти кому-то жизнь.

Сколько живут с ВИЧ и почему грудное молоко опаснее шприца? Почитайте 8 фактов о вирусе, которые обязательно надо знать.

Недавно известный российский ютьюб-блогер Юрий Дудь выпустил 2-часовой фильм о ВИЧ в России. Белорусы тоже начали его активно обсуждать в соцсетях: кто-то выражал благодарность за выпуск, а кто-то указывал на неточности в фильме, которые могут ввести в заблуждение. Например, в видео говорилось, что есть ситуации, когда ВИЧ при половом контакте не передается. Действительно ли все так? Этот и еще десять вопросов TUT.BY задал заместителю главного врача по амбулаторному разделу работы городской клинической инфекционной больницы Олегу Скрипко. Все ли ВИЧ-инфицированные получают терапию в Беларуси, как защитить себя и когда стоит сделать тест – читайте в материале.

ВИЧ и СПИД – в чем разница?

ВИЧ-инфекция – это само присутствие вируса в организме человека.

СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита) – это его конкретная стадия. По теперешней классификации состояние можно определить как четвертую, последнюю, стадию ВИЧ-инфекции, то есть глубокое угнетение иммунитета и все сопутствующие болезни. Например, оппортунистические инфекции, опухоли.

– Есть протокол лечения ВИЧ-инфекции, в котором расписано, какие симптомы и состояния к какой стадии относятся. Она ставится пожизненно: если человеку уже диагностировали третью стадию, то даже если он хорошо подлечился, она останется – разрушения в организме уже есть и обратного процесса не будет, – рассказывает врач. – В Беларуси применяется классификация ВОЗ. В России своя классификация, предложенная Валентином Покровским в 1989 году, есть американская CDC.

Диагностировать ВИЧ на начальных стадиях реально?

Да. И в Беларуси, по словам врача, довольно много людей узнают о своем статусе на первой и второй стадиях.

– Грамотность людей сейчас значительно повысилась: все понимают, что в жизни может случиться всякое, – объясняет Олег Скрипко. – Каждый знает особенности своего поведения. ВИЧ-инфекция ведь на пустом месте не возникает: в троллейбусе или ресторане ею не заразишься. Человек сам чувствует и понимает, есть ли у него элементы рискованного поведения. Тогда он приходит и обследуется.

Могут ли врачи заподозрить ВИЧ-инфекцию по результатам обычного профосмотра?

Без проведения специальных тестов врачи могут это заподозрить только по СПИД-индикаторным заболеваниям. Это те, которые у здоровых, не зараженных, людей случаются крайне редко или не случаются вовсе. Врач приводит пример:

– Человек молодой, и у него в принципе никаких проблем со здоровьем быть не должно. Но при этом у него постоянно белый язык, налет с внутренней стороны щек, плюс ногти какие-то тусклые, «погрызенные»… Это самое простое СПИД-индикаторное заболевание – кандидоз полости рта и кожи.

Если дошло до СПИДа – это уже точно смерть?

Нет. Если человек с четвертой стадией обратился за помощью, то шанс есть.

Конечно, умирают многие. Но некоторым везет: им удается восстановить иммунитет, подлечить их заболевания и как-то стабилизировать состояние. Гарантии, что так случится, нет. У человека уже могут быть инфекции, которые необратимо разрушают организм. Остановить процесс можно, но это всего лишь значит, что не будет хуже, но и лучше становиться тоже не будет, за редким исключением. Врач приводит пример:

– Вирус иммунодефицита разрушает кроветворение. Это значит, что он убивает клетки различных элементов крови на начальном этапе их развития. Тогда у человека может быть тромбоцитопения, с которой организм уже никогда не восстановится до нормальных показателей. Может быть и анемия: в этом случае гемоглобин будет на уровне 60 г/л, не более (в норме этот показатель должен быть на уровне 120 г/л у женщин и 130 г/л у мужчин. – Прим. TUT.BY). Все это останется даже при условии подлеченной ВИЧ-инфекции.

Бывает, что на фоне сниженного иммунитета возникают онкологические заболевания. Здесь гарантий излечения тоже нет. Представьте: к СПИДу добавляются операции, химиотерапия… Надо иметь здоровье, чтобы это выдержать. Вывод: раннее установление диагноза и начало лечения дает большой шанс прожить долгую и полноценную жизнь.

Кажется, я уже хочу сдать тест. Он покажет точный результат?

Сегодня в аптеках можно найти экспресс-тесты, определяющие наличие ВИЧ в организме по слюне.

– Это иммуноферментный анализ, который выявляет антитела, – объясняет врач. – Естественно, он немного менее точен, чем тест по крови, но процент расхождения очень маленький. Тем не менее шанс на ложноположительный результат есть.

Читайте также:  Зуд в интимной зоне у ребенка

В общем, ситуация как с тестами на беременность: если сомневаетесь, лучше перепроверить экспресс-тест анализом крови.

Если был незащищенный половой акт, через сколько нужно сделать тест?

Тестов нужно сделать несколько.

Первый – как можно быстрее. Так вы фиксируете свой изначальный ВИЧ-статус. К тому же вдруг он уже положительный?

Второй тест сделайте через полгода. Если он отрицательный, в принципе можно быть спокойным.

– Лучше всего сделать еще и третий тест – еще через полгода после второго, – советует специалист.

Кроме этого, существует постконтактная профилактика. В первые 72 часа после опасного контакта можно обратиться в соответствующее учреждение здравоохранения (в ту же инфекционную больницу), где вам выдадут специальные препараты на месяц. Если вирус уже попал в организм, но пока не встроился в геном, можно его убить. Правда, получить такую профилактику не так просто.

– По закону такая услуга предоставляется лицам, которые могут попасть в такую «аварийную» ситуацию из-за своей профессии. Это медработники, милиционеры, эмчеэсовцы – в общем, все, кто контактирует с кровью. Обычные граждане не могут просто прийти и попросить препарат, – говорит Олег Скрипко. – Но если вы назовете фамилию, имя и отчество человека, с которым у вас был половой контакт, его пробьют в регистре ВИЧ-инфицированных и, если он там есть, препарат дадут.

Олег Скрипко отмечает, что самостоятельно купить такие лекарства нельзя: они должны быть назначены врачом по показаниям. Бесконтрольное употребление противовирусных лекарств ведет к появлению и распространению среди населения резистентных форм вируса.

Дудь удивил всех, сказав, что при неопределяемой нагрузке вируса заражения может не быть даже при незащищенном половом контакте. Это правда?

– По общим рекомендациям ВОЗ, которые относятся в том числе и к странам Африки, можно считать, что при наличии меньше 1000 копий (то есть частиц) вируса в миллилитре крови вирусная нагрузка неопределяема, – поясняет Олег Скрипко. – Но здесь лучше руководствоваться более жесткими критериями и использовать точные, дорогие тест-системы.

В Беларуси они есть: на 500, 400, 50 копий. По словам врача, надо стремиться к тому, чтобы нагрузка не определялась даже самой хорошей тест-системой.

– В любом случае предохраняться и думать о своей безопасности стоит. Шанс заражения невелик, но он есть всегда, – предупреждает специалист.

Скорее всего, если у беременной женщины нагрузка не определяется и она находится под наблюдением врача, то ребенок родится здоровым:

– Если в год передача ВИЧ-инфекции от матери к ребенку составляет менее 2%, то страна получает сертификат Всемирной организации здравоохранения. У Беларуси в последние годы он есть: с 2017 года. Подтверждается каждый год. Но все равно это не абсолютные цифры.

Допустим, человек уже ВИЧ-инфицирован. Как работает терапия для него?

Сначала поясним, что происходит в организме при ВИЧ-инфекции.

– Вирус размножается в конкретной клетке – заполняет ее, и она погибает, разрушается. Вирус идет в следующую. Таким образом, клетки не успевают восстанавливаться, их становится меньше, и они уже не могут выполнять свои защитные функции в организме. Соответственно, организм становится более чувствительным к различным вирусам, бактериям, склонен к развитию опухолей. Процесс разрушения идет с разной скоростью у разных людей, в зависимости от генетических факторов, состояния здоровья, общего иммунитета.

Задача лечения – прервать размножение вируса. Для взрослых препараты в форме таблеток, для детей – сиропы, а еще есть ампулы. Они используются, например, при профилактике в родах.

– Терапия воздействует на различные группы ферментов ВИЧ и не дает ему создавать новые частицы, собирать их в соответствующую структуру. Получается, что у человека скорость разрушения иммунитета становится меньше, чем скорость его восстановления, – говорит Олег Скрипко. – Организм успевает производить лимфоциты, которые выполняют защитную функцию. Но при этом их количество уже не будет таким, как у здорового человека, а просто таким, чтобы обеспечить уровень иммунитета для удовлетворительного функционирования.

Считается, что если лимфоцитов больше, чем 500 клеток на мм³, то в принципе состояние уже нормальное. Но врач обращает внимание: у здорового человека их в три раза больше – 1500−1700 клеток/мм³.

– Чем быстрее у человека диагностируют ВИЧ, тем больше шанс сохранить высокий уровень лимфоцитов, – предупреждает специалист. – Если заражение только-только произошло, вирус еще не успел развиться, то это реально. У нас есть пациенты с 900, 1000 клеток – это близко к уровню здорового человека.

Как много пациентов в Беларуси получают терапию?

По данным Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, в Беларуси живет 21 566 людей с ВИЧ-положительным статусом. Все из них могут получить терапию за счет государственного бюджета.

– Если человеку поставлен диагноз, ему сообщит эпидемиолог того санитарного учреждения, в котором это было установлено. Затем данные попадают в местный центр гигиены и эпидемиологии, который приглашает человека к себе. На встрече консультируют и объясняют все о болезни, – перечисляет врач. – В соответствии с законодательством с человека также возьмут расписку, что он предупрежден об ответственности за заражение других людей. Так пациент появляется в регистре.

После этого он приходит к инфекционисту по месту жительства с направлением, сдает анализы для определения состояния и получает препараты для терапии (или отправляется на госпитализацию, если ситуация уже запущенная).

Олег Скрипко отмечает, что невыявленных случаев ВИЧ-инфекции в стране относительно немного. Для оценки их количества существует специальная программа Spectrum – с ней работают эпидемиологи:

– Раз в два года проходит дозорно-эпидемиологический надзор – это серьезное мероприятие. Специалисты опрашивают и тестируют потенциально уязвимые группы населения. Данные заносятся в программу – и на их основании делаются выводы о популяции ВИЧ-инфицированных.

Информация также отправляется в ЮНЭЙДС – там данные тоже пересматривают и вместе с эпидемиологами приходят к консенсусу:

– По последней такой оценке, в Беларуси было 26 тысяч людей с положительным ВИЧ-статусом.

Это много?

Даже с учетом незарегистрированных случаев количество ВИЧ-положительных людей составляет меньше 0,3%.

– Процент разнится от региона к региону. В Гомельской области он доходит до 0,58%, в Гродненской – 0,073%. Разброс большой. Тем не менее цифра менее 1% считается локализованной эпидемией, поражающей уязвимые группы населения. Больше 1% заболевших — это уже генерализованная эпидемия. В России есть регионы, где ситуация как раз такая, – констатирует врач.

Нужно не бояться и стремиться к наиболее ранней диагностике ВИЧ-инфекции.

– Все равно скрыть это не удастся, да и никому, кроме медиков, это неинтересно. Чем раньше начать лечение, тем менее это будет заметно. Вот с запущенным заболеванием ВИЧ не заметить его уже и правда сложно, – отмечает врач. – Это в интересах каждого человека. Оно само не рассосется и не ликвидируется. Да и смерть будет весьма неприятная.

Ограничения для ВИЧ+ людей есть лишь при приеме на воинскую службу, работу в МВД и МЧС и для медицинских работников некоторых специальностей хирургического профиля. Для получения санкнижки (например, для работы официантом) тест на ВИЧ сдавать не надо.

Больше 80% ВИЧ-положительных белорусов заразились половым путем. Что мне делать, чтобы так не случилось со мной?

– Здесь ничего нового не придумали – нужно использовать презерватив.

Правда, даже в этом случае нельзя сказать, что вы обезопасили себя по максимуму. При длительных поцелуях или других телесных контактах тоже есть маленькая вероятность попадания чужой крови в организм.

– Считается, что слюна, свободная от следов крови, безопасна, – дополняет Олег Скрипко. – Но откуда вы можете знать, свободная она или нет?

Ссылка на основную публикацию
Что давать новорожденному от коликов в животике
Что такое колики? Как распознать колики у ребенка? Сразу после кормления ребенок начинает проявлять беспокойство, которое сменяется безудержным плачем. Малыш...
Что будет если есть чеснок натощак
Польза и вред целебного средства и любимого продукта наших бабушек и мам – в специальной справке Sputnik. Чеснок – это...
Что будет если надышаться ацетоном
Ацетон является одной из самых частых причин среди всех видов отравления. Это вещество есть в том или ином виде почти...
Что давать ребенку при ротовирусе 2 года
Характеристика заболевания Признаки ротавируса Особенности лечения Принципы правильного питания Кормление малышей до года Диета после выздоровления Характеристика заболевания Болезнь вызывает...
Adblock detector