Фрагментированное мышление

Фрагментированное мышление

Я сидел в парижском аэропорту “Шарль де Голль”, ожидая самолёт, опаздывающий из заснеженного Питера, чтобы отправиться на нём домой, в тот самый Питер. За окном был дождь и серая мгла, которые делали Париж гораздо более «Питером в ноябре», чем являлся в этот день сам Питер, поскольку этот очаровательный в своей непредсказуемости город, минуя стадию слякоти и мокрого снега с дождём, стремительно рухнул в объятия настоящей зимы с метелью и морозом.

Хотелось коньяка и любимого хипстерами пледа. Вполне сгодился бы даже нехитрый, без изысков, Hennessy VS, но в пределах пешей доступности терминала 2С не было ни одного заведения, в котором я мог бы набраться мужества для перелёта туда, где мои коллеги уже несколько дней вели борьбу за живучесть, вооружившись лопатами и отгородившись от внезапно наступившей зимы пуховиками повышенной толщины.

Коньяка и пледа не было, но был интернет и ноутбук, поэтому я решил потратить пару часов на работу с почтой. Среди прочих писем, в которых наши клиенты запрашивали проведение тренингов, просили поменять даты тренингов, уточняли программы тренингов, благодарили нас за тренинги и надеялись на будущие тренинги, было одно письмо от потенциального заказчика, в котором он просил нас подробнее описать содержание программы по управленческому мышлению и дать свободное определение некоторым ключевым терминам, которые мы использовали. Поскольку тренинг про мышление, то и определять нужно было мышление, его разные виды и типы. Задача непростая, учитывая то, что никто толком не знает что такое мышление. Однако, никто не запрещает попытаться описать разные виды мышления и дать им какое-то определение.

Цепочка «фрагментарное (точечное) — линейное — системное» предлагала сначала определить что мы в нашей программе подразумеваем под фрагментарным или точечным мышлением. Конечно, в рамках тренинга это понятие определяется, но хотелось привести понятный и иллюстративный пример.

Я сидел недалеко от стоек, расположенных перед «гейтами». Мимо этих стоек пассажиры проходят при посадке в самолёт и здесь они в сотый раз демонстрируют свои документы и посадочный талон. За стойками уже минут пятнадцать скучали сотрудники ШДГ, ожидая появления нашего самолёта. Пассажиры тихо ждали наступления момента, когда они смогут, наконец-то, вернуться в родную Северную столицу.

Моё внимание привлекла пара человек, которые, запыхавшись, подбежали к стойкам, пройдя сложный лабиринт из синих лент. Свои посадочные талоны они несли перед собой в вытянутых руках, словно надеясь, что если те пересекут невидимый фотофиниш раньше них самих, то это прибавит им шансов не остаться в аэропорте, опоздав на самолёт.

Пассажиры подбежали к сотрудникам аэропорта и, потрясая посадочными талонами, а также используя «флюэнт инглиш», подкрепленный международным языком жестов, попытались объяснить, что им очень нужно сесть на самолёт в Санкт-Петербург.

И вот тут я понял, что прямо передо мной сейчас разворачивается прекрасная демонстрация проявления фрагментарного мышления. Того самого, что предшествует линейному.

Давайте разберём ситуацию.

Что мы имеем: пространство перед гейтом, стойки регистрации, сотрудники у стоек, готовые, казалось бы, пожелать «Бон вуаяж!» всем желающим улететь этим рейсом. Кроме этого: табло над стойками, где отображалось время задержки вылета самолёта и двери гейта — прозрачные двери, ведущие в данный момент в никуда, потому что к ним не был ещё пристыкован рукав телетрапа. Плюс в каждом посадочном талоне было проставлено новое время начала посадки и вылета.

Взглянем на ситуацию с точки зрения человека, который задумывается иногда о связи между событиями, фактами, элементами. Пусть даже о простой линейной связи. Замечу, что для осуществления этих мыслительных операций необходима минимально развитая внимательность. Итак, для такого человека посадка в самолёт является линейным процессом, который состоит из нескольких этапов и требует наличия определённых элементов. Подойдя к гейту такой человек, даже если он был невнимателен и не увидел другое время в посадочном талоне, как минимум, констатирует, что, несмотря на наличие сотрудников у стоек, садиться-то, собственно, некуда. Отсутствует важный элемент в этом линейном процессе — телетрап. Если ворота откроются, то пассажир выйдет со второго уровня под холодный парижский дождик. Поэтому он спокойно садится и ждёт, когда его пригласят сесть в самолёт.

А теперь попробуем представить как мыслит обладатель фрагментарного мышления. Для него нет процесса, нет линейности: он не смотрит назад, на то, что предшествовало достижению им гейта, а это регистрация на рейс, при которой ему был выдан талон с изменившимся временем вылета (помним, что невнимательность — один из признаков человека с фрагментарным мышлением. Не владение даже на минимальном уровне английским или французским языком оставим на совести отечественной системы образования). Также он не видит, что происходит после того, как он пройдёт мимо стойки перед посадкой — он выпадет на улицу. Для такого человека существует выхваченная из линейного процесса текущая ситуация и наиболее важная компонента этой ситуации — стоящие рядом со стойкой сотрудники аэропорта. А, значит, можно сесть в самолёт.

Точечное мышление оперирует свёрнутым в точку линейным процессом, выхватывает произвольный фрагмент и производит оценку ситуации и выбор решения, не осознавая наличия предшествующих и последующих элементов и стадий процесса.

Однако, это уже похоже на определение!

Добавим ещё один пример.

Такое мышление похоже на работу на конвейере: ко мне приехала машина, я прикрутил к ней бампер и она поехала дальше. Что было с ней до этого и что будет потом, меня мало интересует. Я нахожусь внутри своей функции. Я вижу несколько маркеров внутри фрагмента, по которым определяю как мне поступать. Сотрудники аэропорта у стоек перед гейтом — маркер того, что посадка идёт. Я отсекаю всё остальное, даже очевидное табло над стойками.

Я попытался представить себе все каждодневные ситуации, где люди проявляют фрагментарное мышление. Если подумать, их гораздо больше, чем мы могли бы себе представить.

Тем временем, пассажиров перед стойкой, настаивающих на своём немедленном препровождении в самолёт, удалось успокоить и объяснить, что посадка будет только через час. Они посмотрели на табло и грустно поплелись искать свободные сиденья. Мне снова захотелось коньяка и пледа, но я взял себя в руки и волевым усилием вернулся в рабочее состояние.

Можно было написать ответ на запрос определений основных терминов в нашей программе по мышлению. Как минимум, пример по фрагментарному был готов. Закончив письмо, я взглянул на двери за спиной сотрудников аэропорта у стоек и увидел, что к гейту подсоединили телетрап. Несколько пассажиров вскочили со своих мест и понеслись по лабиринту к стойкам. До начала посадки оставалось около получаса.

Читайте также:  Беременная медицинская сестра вредные влияния

Однажды я пришла в назначенное место раньше назначенного времени, пришлось подождать в вестибюле, полистывая затасканные старые журналы. В одном из них я нашла эту статью, которая дала мне ответы на многие терзающие меня вопросы, например: почему я трачу свое время ни на что, когда можно было бы столько нового написать? Почему я не могу долго работать над одним и тем же текстом, начинаю отвлекаться на ерунду, в итоге теряю нить повествования и интерес к сюжету? Как получается, что день улетает бесцельно, столько часов — куда они деваются?
Мне удалось выпросить журнальчик и отсканить текст, спешу поделиться откровением с собратьями по разуму. В интернете есть и другие статьи на тему «клипового мышления», я привожу их ниже, почитайте, они только дополнят картину, а может, дадут и другие рекомендации, как уравновесить «клиповое» мышление «линейным». А если вы не сможете осилить даже одну из статей — стоит задуматься, не постигла ли ваш разум та же болезнь?

«Люди знают все больше о все менее значимых вещах» — на эту тему всегда любили пофилософствовать в нашей редакции. Правда, мы и не подозревали, что затрагиваем одну из самых насущных проблем современности — клиповое мышление.

Что представляет собой этот феномен, рассказывает Дарья ЗВЕРЯК.

Приведу пример из личного опыта: я помню наизусть припевы десятков дурацких песен. Начиная от «Я буду лететь безумной вспышкой/ Я буду всегда твоей малышкой» и заканчивая «У нас на районе не звонят, а звонят». Откуда этот мусор в моей голове, сказать сложно. Но в течение дня я так часто слышу подобные мелодии из окон машин и когда переключаю станции на радиоприемнике, что они фундаментально откладываются на подкорке. В то же время я с трудом могу вспомнить, какие фильмы смотрела на прошлой неделе, а если все-таки вспоминаю, то с огромными пробелами в сюжете, и вот уже второй год пытаюсь прочесть «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста. Ведь чтобы осилить эту книгу, нужно очень основательно сосредоточиться. А концентрация внимания на одном объекте в течение длительного времени для меня, как и для большинства из нас, задание не из легких.
Кто впервые ввел в психологический и социологический вокабуляр термин «клиповое (оно же калейдоскопическое и фрагментарное) мышление», сказать трудно. Сведений об этом много, и они противоречивы: впрочем, авторы теории наверняка предвидели свое забвение, когда прогнозировали, какой объем поверхностных знаний обрушится на потомков. Именно излишки информации и спровоцировали появление нового типа сознания — мозаичного, хаотичного, разрозненного. Сталкиваясь ежедневно с огромным информационным потоком и желая при этом оставаться на его поверхности, мы вынуждены целиком и полностью пропускать эти мутные воды сквозь себя. В итоге вся окружающая действительность превращается в клип — попурри отрывочных, никак не связанных между собой и быстро чередующихся образов, понятий, фактов. Мы привыкаем к тому, что эти картинки с бешеной скоростью сменяют друг друга, и впадаем в зависимость от постоянного потребления информации. А если каким-то образом все же удается вырваться из сумасшедшего потока (например, уехав в отпуск без ноутбука и забыв включить услугу роуминга), то испытываем настоящую наркоманскую ломку и чувствуем, что с каждой секундой безнадежно отстаем от этого динамичного мира.
ИНФОШОК
Первопричиной таких изменений общественного сознания стали невероятно ускорившиеся за последний десяток лет темпы обмена информацией. Если раньше для того, чтобы что-то изучить, приходилось идти в библиотеку или как минимум в книжный магазин, то теперь для этого достаточно открыть Google. Вокруг так много «легкодоступных» знаний (в одной Википедии на данный момент — 560 409 статей, и это только на русском!), что начинаешь чувствовать себя глупцом, если не успеваешь их поглощать. Казалось бы, вокруг столько возможностей для развития и обучения, но только вот возможности воспользоваться ими нет! Простой пример: еще в конце XIX века знанием иностранного языка называлось куда более доскональное им владение, чем сейчас. И это несмотря на глобализацию и открытые границы! Наши знания становятся все более поверхностными, потому что мозг чересчур забит ненужными вещами. Мы теряем способность к анализу и разучиваемся выстраивать длинные логические цепочки, потребляя информацию, как фаст-фуд. Потеря целостности восприятия окружающего мира ведет и к отсутствию четкого видения себя, своей личности и целей. Но в условиях непрекращающейся гонки времени на то, чтобы остановиться и подумать, увы, не остается. «Если хочешь стоять на месте, нужно бежать вдвое быстрее», — говорил кролик из «Алисы в стране чудес». Или не кролик, а сама Алиса. Или не Алиса, а королева. Зачем запоминать, если в любой момент можно перепроверить это в поисковике?
Вот она — самая разрушающая мысль первого десятилетия нулевых. Ученые давно отмечают, что мы используем мозг всего на 5%. А обломовская лень провоцирует еще большее снижение этой отметки. Зная, с каким количеством информации приходится сталкиваться ежедневно, мы автоматически стараемся освободить сознание от лишней нагрузки и не запоминать цитаты, цифры, даты, имена. Ведь чудеса технического прогресса в любой момент могут выполнить за память ее скромную работу. Мы постепенно начинаем использовать все меньше и меньше из ее возможностей, словно пересаживаясь из авто с механической коробкой в машину с автоматом. Дело в том, что для того чтобы по-настоящему и надолго что-то усвоить, нужно в буквальном смысле прожить это: испытать на эмоциональном, тактильном, слуховом уровне. Идя за книгой в магазин, вы заранее продумываете маршрут, выбираете ее, листаете, чувствуете запах новых страниц, расплачиваетесь, ожидаете сдачу — целый набор (пусть и не самых романтичных) воспоминаний будет сопровождать покупку предмета. Полная противоположность процессу — чтение новостей в Интернете. 15 открытых ссылок, мигающее окно «аськи», всплывающие баннеры. Многие люди, приходящие к невропатологу с жалобой на расстройство внимания, сетуют, что вынуждены перечитывать один и тот же текст по два-три раза. Теперь несложно догадаться, почему так происходит, правда?
Помимо памяти, жертвой мозаичного мышления становится и творчество. Бесконечное потребление «вторсырья» делает практически невозможным создание оригинального продукта. Сейчас каждый второй считает себя фотографом, дизайнером, журналистом, писателем без каких бы то ни было оснований. Причем эпатаж и плагиат стали чуть ли не единственными способами самовыразиться в современном искусстве. Мы уже давно привыкли к этому и даже начали относиться со снисхождением: годы бессмысленного «масс-маркетного» творчества приучили нас к тому, что оно неизменно преподносится на блюдечке с голубой каемочкой коммерции. Неудивительно, что выросшие на подобной культуре подростки стали первым поколением в истории, которое ни против чего не бунтует и ни к чему не стремится, — хипстерами. А также ничего, по сути, не производит, барахтаясь на поверхности огромного культурного пласта XX века — здесь вам и битники, и хиппи, и The Beatles, и Набоков: есть чем поживиться.
ЛЮБОВЬ — ЭТО.
Клиповое мышление, присущее в той или иной степени каждому из нас, накладывает отпечаток и на личную жизнь. СМИ, в плену которых — чего скрывать — находятся все, и даже их работники, настолько приближают мир знаменитостей, что сообщение о новом усыновленном ребенке Анжелины Джоли начинает вызывать более сильные переживания, чем события собственной личной жизни. А новости о перманентно меняющихся бойфрендах голливудских звезд, хочешь не хочешь, провоцируют мысли: «Сейчас просто такие времена! Серьезные отношения остались в прошлом!» Мы становимся нетерпеливыми, забывая о том, что в основе любых продолжительных связей лежит тяжелая и кропотливая работа.
Или, в ежесекундно изменяющемся мире, просто не хотим инвестировать свои силы в предприятие, которое отнюдь не гарантирует успеха: куда проще сбежать от сложной ситуации, чем пытаться ее изменить. Особенно когда вокруг столько иллюзорных возможностей, каждую из которых хочется использовать.
А тут еще и скорость коммуникаций, которая никак не играет на руку длительным отношениям. Раньше из-за невозможности мгновенно связаться с человеком оставалось время на то, чтобы подумать, прочувствовать необходимость какого-либо решения, масштаб его последствий. Время подождать, чтобы понять, что на самом деле происходит внутри, прислушаться к своим желаниям. Возможно, именно благодаря этим обстоятельствам, а вовсе не по причине чрезмерно строгой морали или того, что «так было принято», родители многих из нас находятся в браке по 20-30 лет. Создается впечатление, что клиповое мышление напрочь лишает способности ждать и думать . И это действительно так, но только в случае, если никак не противиться его экспансии.
В продвинутой Америке уже существуют специальные тренинги по борьбе с фрагментарным сознанием. На них учат примерно тому же, чему и на наших философских факультетах: рассуждать, устанавливать причинно-следственные связи, аргументировать свои идеи. Но там в этом куда большая потребность: самый популярный диагноз, который американские медики ставят, начиная с трехлетнего возраста, — синдром дефицита внимания и гиперактивности. Который, в общем-то, и вызывает, и усугубляет переизбыток информации. Однако украинцы (пусть и не более здоровая душевно нация, но уж точно более крепкая) пока способны справляться с влиянием клипового мышления самостоятельно. Стоит лишь найти мотивацию. Мы же сидим на диетах и тщательно следим за питанием, чтобы поддерживать себя в форме. Так почему бы не устраивать иногда подобный детокс и собственному сознанию?

1. Читайте художественную и философскую литературу
Фрагментарное мышление вынуждает нас рассеивать внимание на массу внешних раздражителей одновременно. Таковы законы клиповой действительности, которым мы во многом вынуждены следовать, даже этот текст разбит на короткие блоки для более легкого восприятия. Однако потребление исключительно той продукции, которая сделана по «клиповым» стандартам, вредит нашим интеллектуальным способностям. И чтение в этом случае — самое мощное оружие на страже высокого IQ.
2. Занимайтесь расслабляющим спортом
Постоянное пребывание внутри информационного торнадо грозит хроническим стрессом, особенно если учесть, что большая доля новостей из этого потока являются негативными. Чтобы провести необходимую «чистку» сознания, запишитесь на классы йоги, пилатеса или начните ходить в бассейн. Интенсивная физическая нагрузка не даст такого эффекта расслабления, как эти размеренные виды спорта.
3. Анализируйте
Лучший способ усвоить и запомнить прочитанное — это законспектировать тезисы от руки. Вспомните: еще в школах нам советовали вести дневник чтения или цитатник. Возобновив эту практику, вы ощутите, что вносите порядок в свою жизнь: для того чтобы вернуться к тому, что вас заинтересовало, будет достаточно открыть блокнот.
4. Дискутируйте
Разучившись основательно мыслить, мы все чаще апеллируем в разговорах к доводам, почерпнутым из разнообразных СМИ, чем к своим рассуждениям. Не стесняйтесь спорить с окружающими: именно в процессе обмена разными точками зрения и формируется свое собственное законченное мнение.

В статье рассматривается социально-психологический феномен “клиповое мышление”, приводится исторический аспект его возникновения в зарубежной и отечественной литературе, дается трактовка и особенности проявления в повседневной жизни, а также затрагивается актуальный вопрос: «Надо ли бороться с клиповым мышлением!?»

Слыша слово «клип», люди, чаще всего, соединяют его с музыкой, видео и это не случайно, поскольку в переводе с англ. «сlip» – «отсечение; вырезка (из газеты); отрывок (из фильма), нарезка».

Слово «клип» отсылает читателя к принципам построения музыкальных видеороликов, точнее к тем их разновидностям, где видеоряд представляет собой слабо связанные между собой образы.

По принципу построения музыкального клипа строится и клиповое мировоззрение, то есть человек воспринимает мир не целостно, а как череду почти не связанных между собой частей, фактов, событий.

Обладатель клипового мышления затрудняется, а подчас не способен анализировать какую-либо ситуацию, ведь её образ не задерживается в мыслях надолго, он почти сразу исчезает, а его место тут же занимает новый(бесконечное переключение телеканалов, просмотр новостей, рекламы, трейлера к фильму, чтение блогов…)

В настоящее время СМИ активно муссируют слово «клип» в контексте мышления. Произошло это явление не одномоментно, сам термин «клиповое мышление» в философско-психологической литературе появился еще в конце 90-х г.г. ХХ в. и обозначал особенность человека воспринимать мир посредством короткого, яркого посыла, воплощенного в форме либо видеоклипа (отсюда и название), либо теленовости [1].

Первоначально именно СМИ, а не Всемирная сеть выработали универсальный формат подачи информации — так называемую последовательность актуальных клипов. Клип, в данном случае — это короткий набор тезисов, подающихся без определения контекста, так как в силу своей актуальности контекстом для клипа является объективная действительность. Таким образом, человек способен свободно воспринимать и интерпретировать клип в силу того, что погружен в эту самую действительность.

На самом деле не все так прекрасно, как выглядит на первый взгляд, поскольку, ввиду фрагментарности подачи информации и разнесению связанных событий по времени, мозг просто не может осознавать и постигать связи между событиями. Формат СМИ заставляет мозг совершать фундаментальную ошибку осмысления — считать события связанными, если они имеют временную близость, а не фактологическую. Поэтому не удивительно, что появление клипового мышления — это ответ на возросшее количество информации.

Подтверждение этому можно найти в теории этапов развития цивилизации М. Маклюэна: «…общество, находясь на современном этапе развития, трансформируется в «электронное общество» или «глобальную деревню» и задает, посредством электронных средств коммуникации, многомерное восприятие мира. Развитие электронных средств коммуникации возвращает человеческое мышление к дотекстовой эпохе, и линейная последовательность знаков перестаёт быть базой культуры» [3].

За рубежом термин «клиповое мышление» подменяется более широким — «клиповая культура», и понимается в работах американского футуролога Э. Тоффлера как принципиально новое явление, рассматривающееся в качестве составляющей общей информационной культуры будущего, основанной на бесконечном мелькании информационных отрезков и комфортной для людей соответствующего склада ума. В своей книге «Третья волна» Э. Тоффлер так описывает клип-культуру: «…на личностном уровне нас осаждают и ослепляют противоречивыми и не относящимися к нам фрагментами образного ряда, которые выбивают почву из-под ног наших старых идей, обстреливают нас разорванными, лишенными смысла «клипами», мгновенными кадрами» [4, С.160].

Клип-культура формирует такие уникальные формы восприятия, как «зеппинг» (англ. zapping, channel zapping — практика переключения каналов телевизора), когда путем безостановочного переключения каналов телевидения создается новый образ, состоящий из обрывков информации и осколков впечатлений. Этот образ не требует подключения воображения, рефлексии, осмысления, все время происходит «перезагрузка», «обновление» информации, когда всё первоначально увиденное без временного разрыва утрачивает свое значение, устаревает.

В отечественной науке первым употребляет термин «клиповое мышление» философ-археоавангардист Ф.И. Гиренок, полагая, что понятийное мышление перестало играть важную роль в современном мире: «…вот вы спросили, что сегодня происходит в философии, а происходит замена линейного, бинарного мышления нелинейным. Европейская культура выстраивается на системе доказательств. Русская культура, поскольку корни ее византийские, — на системе показа. И мы в себе воспитали, может быть, после И. Дамаскина, понимание картинок. Мы формировали в себе не понятийное мышление, а, как я его называю, клиповое, …реагирующее только на удар» [2, С.123].

В 2010 году культуролог К.Г. Фрумкин [5] выделяет пять предпосылок, породивших феномен «клиповое мышление»:

1) ускорение темпов жизни и напрямую связанное с ним возрастание объема информационного потока, что порождает проблематику отбора и сокращения информации, выделения главного и фильтрации лишнего;

2) потребность в большей актуальности информации и скорости ее поступления;

3) увеличение разнообразия поступающей информации;

4) увеличение количества дел, которыми один человек занимается одновременно;

5) рост диалогичности на разных уровнях социальной системы.

В целом, эпитет «клиповое мышление» за время своего существования приобретает ярко выраженную негативную коннотацию, чаще всего им «награждают» подростков и молодежь, считается, что данный вид мышления катастрофичен, ведь они читают урывками, слушают музыку в авто, посредством телефона, т.е. получают информацию пульсами, не фокусируясь на идеях, а лишь на отдельных вспышках и образах. Но так ли это плохо и действительно ли только подростки, молодежь подвержены клиповому мышлению?

Рассмотрим положительные (+) и отрицательные (–) стороны клипового мышления:

I)

– да, при клиповом мышлении окружающий мир превращается в мозаику разрозненных, мало связанных между собой фактов, частей, осколков информации. Человек привыкает к тому, что они постоянно, как в калейдоскопе, сменяют друг друга и постоянно требует новых (потребность слушать новую музыку, общаться в чате, постоянно «бродить» по сети, редактировать фотки, отрывки из фильмов экшен, играть в онлайн игры с новыми участниками…);

+ но, есть и оборотная сторона медали: клиповое мышление может использоваться как защитная реакция организма на информационную перегрузку. Если учитывать всю ту информацию, которую видит и слышит за день человек, плюс «всемирную свалку» Интернет, то нет ничего удивительного в том, что его мышление меняется, подстраивается, адаптируется к новому миру;

II)

– да, у подростков и студентов «клиповость» проявляется более ярко и связано это, во-первых, с тем, что они находятся «на виду» у педагогов, требующих от них читать первоисточники, конспектировать, и когда они этого не делают, начинается поиск интерактивных методов обучения и воздействия; во-вторых, с глобальной информатизацией общества и невероятно ускорившимся за последний десяток лет темпом обмена информацией, которая вселяет в подростка уверенность в быстром простом решении сложной для него задачи: зачем идти в библиотеку, чтобы взять, а затем прочитать «Войну и мир», когда достаточно открыть Google, найти, скачать из сети и посмотреть экранизацию романа, причем не Сергея Бондарчука, а Роберта Дорнхельма;

+ клиповое мышление — это вектор в развитии отношений человека с информацией, который возник, не вчера и исчезнет не завтра;

III)

– да, клиповое мышление предполагает упрощение, т.е. «забирает» глубину усвоения материала (употребляя слово «глубина» невольно вспоминается рассказ П. Зюскинда «Тяга к глубине» и что с этой «тягой» стало!);

+ клиповое мышление придает динамизм познавательной деятельности: часто мы попадаем в ситуацию, когда что-то вспоминаем, но не до конца уверены в точности воспроизведения информации;

IV)

– да, теряется способность к анализу и выстраиванию длинных логических цепочек, потребление информации приравнивается к поглощению фаст-фуда;

+ но великий классик Л.Н. Толстой говорил: «Короткие мысли тем хороши, что они заставляют серьезного читателя самого думать».

Список можно продолжить, ясно одно, клиповое мышление обладает не только недостатками — это просто развитие одних когнитивных навыков за счет других. Это феномен, присущий, по мнению Ларри Розена [6], поколению «I», воспитанному в эпоху бума компьютерных и коммуникационных технологий, — их возросшая способность к многозадачности. Дети интернет-поколения одновременно могут слушать музыку, общаться в чате, бродить по сети, редактировать фотографии, делая при этом уроки. Но, разумеется, платой за многозадачность становятся рассеянность, гиперактивность, дефицит внимания и предпочтение визуальных символов логике и углублению в текст.

Однозначного определения клипового мышления нет, но из всего вышесказанного следует: «клиповое мышление» — это процесс отражения множества разнообразных свойств объектов, без учета связей между ними, характеризующийся фрагментарностью информационного потока, алогичностью, полной разнородностью поступающей информации, высокой скоростью переключения между частями, фрагментами информации, отсутствием целостной картины восприятия окружающего мира.

Ссылка на основную публикацию
Фото пупочных грыж
Пупочная грыжа – патология, при которой часть органов, выпирает наружу через область пупка. Пупочная грыжа может появиться в любом возрасте,...
Со скольки месяцев приучать ребенка к горшку
Тема приучения ребенка к горшку и отлучения от подгузника – очень непростая. Поэтому не каждые родители задумываются, когда же нужно...
Фосфадент
Все заказы отправляются в течение ТРЕХ РАБОЧИХ дней,но конечно бывают задержки,за что приносим свои извинения. Учитывайте пожалуйста что на НЕКОТОРЫЕ...
Фото ребенок недоношенный 6 месяцев
В лечебном корпусе больницы имени А.К. Ерамишанцева завершился капитальный ремонт Московские врачи вылечили от коронавируса более 200 тысяч человек Новорожденную...
Adblock detector